Новогодняя общеобразовательная сказка про мозг

27.12.2018 | Лисси Мусса

Девочка-обезьяна елку купила. И залезла на нее.

— У пальм листья тоже не бархат, но такого беспредела они себе не позволяют! — недовольно бурчала она, подкладывая под себя подушечки, — ишь ты, прям кактус средней полосы, а не дерево!

Заглянул в гости старый знакомый Гоша Страус, удивился:

— Что это ты на елку взобралась?

Девочка-обезьяна сердито ответила с макушки:

— Так положено!

Гоша Страус не понял, присел, выпучил без того огромные глаза и стал похож на луноход:

— Тебе положено на елке сидеть?

Девочка-обезьяна, вытаскивая зеленую душистую иголку из нежной обезьяньей плоти, проворчала:

— Какой несообразительный! Энциклопедию открой — там написано все про это: во-первых, обезьяны только и делают, что забираются на всякие деревья, во-вторых, каждую елку в доме положено украшать в конце декабря, и в третьих, на верхушке обязательно должна быть необыкновенной красоты и обаяния Звезда!

Гоша Страус на всякий случай придержал глазища руками, чтобы они не выпали от изумления, и с опаской, отойдя подальше, спросил:

— Так ты это елку украшаешь, что ли? А что стремянку не взяла?

— Какой ты тупой! Где ты видел, чтобы стремянками елки украшали???

— А чем ты украшаешь? — на всякий случай спрятавшись за шкаф, пискнул оттуда Гоша Страус.

— Ты глаза-то открой: собой я елку украшаю, собой! И на макушке сижу потому что я — Звезда! Необыкновенной красоты и обаяния Звезда!— девочка-обезьяна совсем рассердилась и спрыгнула с елки. И взяла гантели, на которых было золотой краской написано: «Успокоительное». Не стала отчего-то бить гантелями Гошу, а улеглась с ними на коврик. Повернула ноги в одну сторону, голову в другую, потом поменяла стороны, гантели лежали рядом. Она прикрыла глаза и расслабилась. Гоша осторожно спросил шопотом:

— А для чего гантели?

— Как для чего? — удивилась девочка-обезьяна, — для укрепления и наращивания мышц, конечно! Ну ты как вчера родился — ничего не знаешь!

— Но я знаю, что их надо поднимать, чтоб для мышц… — неуверенно проговорил Гоша.

— Дык я и поднимаю! — начала уже терять терпение девочка-обезьяна, — я их мысленно поднимаю!

— А разве мысленно поможет? — Гоша был потрясен услышанным!

— Темнота! Ты что ли лекций по нейропсихологии не читал-не смотрел? И про Черниговскую никогда не слыхивал??? И с Лисси Муссой незнаком? Ну хоть Милтона Эриксона знаешь? Вот темнота-то некультурная! Запоминай, что я сейчас скажу!

Девочка обезьяна сосредоточилась, подбирая слова, которые наверняка были бы понятны Гоше, и изрекла с важным видом любимую цитату из трудов академика Татьяны Черниговской:

— Человеческий мозг не видит разницы между событием реальным и воображаемым!

— Но ты ведь ты разве человек? Ты же обезьяна! — засомневался Гоша Страус, — откуда в тебе человеческий мозг???

— И что? Я же — Девочка! — значит человек, это давно всем известно: женщин уравняли в правах с мужчинами уже сто веков назад! И я если представляю, что я гантели поднимаю, то мозг уверен, что я их и вправду поднимаю, и укрепляет мои мышцы! И чем живописнее-красочнее я себе это представляю, тем мышцы сильнее развиваются!

— Круто!!! — Гоша Страус с превеликим уважением смотрел на девочку-обезьяну, а ее уже понесло: она сыпала удивительными фактами, приводила примеры, наизусть цитировала лауреатов Нобелевской премии, быстро чертила на листке какие-то графики, формулы, диаграммы…

Страус Гоша помотал своей крошечной головой, которая состояла из огромных глаз и клюва, скрепленных затылочной костью, и взмолился:

— Девочка, не надо так много рассказывать: в мой мозг это не укладывается!

Девочка притормозила поток информации, прикинула размер Гошиного черепа и поинтересовалась:

— Ты, наверное в школе двоечником был?

— Нет, — возразил Гоша, — я хорошо учился, все ЕГЭ сдал хоть и без медали, но очень хорошо.

— Странно, — пробормотала девочка-обезьяна, — а ведь мозга у тебя практически нет. В твою черепушку максимум столовая ложка мозга поместится. Чем же ты учился?

— Ну для того, чтобы в школе учиться, мозги не нужны, — засмеялся Гоша, — я сначала пробовал мозгами, и это было очень сложно и утомительно, а потом мама научила дисциплиной и пятой точкой работать — и все стало на свои места — я сразу стал отличником!

— Как это? — удивилась девочка-обезьяна, — как это — «учиться пятой точкой»? Ведь это же, насколько я понимаю — попа?

— Ну да, — подтвердил девочкину догадку страус Гоша, — это попа. Мама мне так и сказала: «Не пытайся постичь — это сложно. Пытайся высиживать терпеливо свою школу, как высиживают птенцов: надо смирно досидеть до окончания, поддакивать учителям и забирать в голову лишь то, что понадобится на экзамене, а потом, после экзамена очистить голову от пыли, которой ты нахватался со страниц учебника — и живи себе припеваючи».

— Но ты же ничего не узнаешь интересного! — воскликнула девочка-обезьяна возмущенно, и уже хотела разразиться пламенной речью, но Гоша остановил ее вопросом:

— Скажи мне, все самое интересное ты узнала из учебников, или из каких-то других источников?

— Ой! — пискнула девочка-обезьяна, — ой-ой-ой! Свое первое самое интересное я узнала сама! Мне тогда было восемь лет и я взяла в библиотеке учебник минералогии и петрографии для студентов геологических вузов, и читала эту книгу до посинения, разбирая схемы, формулы и чертежи, и я тогда была потрясена хитростью природы, которая свои кристаллы строит с такой точностью и такие хитромудрые расчеты делает, что я просто диву давалась! Это было сказочней все сказок в мире!

Я до сих пор помню свой восторг, когда я узнала, что уголь, карандашный графит и брильянт — это одно и тоже вещество — углерод. Только микробы углерода по разному сложены и когда они просто кучкой — то это уголек. А когда их уложить плоско, как лист бумаги — то получится графит, и этим можно рисовать. А если сложить микробы углерода аккуратной пирамидкой — то получится самое твердое в мире вещество и самый драгоценный камень — брильянт!

Но если этот брильянт сжечь, то микробы углерода снова превратятся в кучку и от драгоценности останется один уголек, — представляешь!!!

И в этой же библиотеке я узнала про маленькие народцы, которые живут у нас в маленьких домиках внутри организма. Домики называются очень красиво и загадочно: «железы внутренней секретности», а народцы называются «гормоны». И вот эти гормоны выбегают из домиков, как только ты съедаешь что-то вкусное, или сладкое, и начинают прыгать и смеяться внутри тебя, и тебе становится хорошо и весело. И поэтому на праздник люди готовят себе вкусную еду — чтобы выманить веселых человечков и веселиться не только снаружи, но и изнутри.

В других домиках человечки живут разные: есть и грустные, и сонные, и сердитые, и испуганные, и еще всякие-разные, но веселые мне нравятся больше всего, потому что они, так же как я, любят шоколад и от него веселятся просто сказочно!

А когда я была совсем маленькой, дедушка показал мне на даче, как из цветов получаются яблоки, и я теперь вижу во всех плодах очертания цветка, который потом превратился в огурец, или в малину, или в яблоки и помидоры, и в каждом цветке тоже вижу будущий плод.

А папа научил меня делать телефон из двух коробочек, двух спичек и веревочки, и мы с подружкой переговаривались так через два этажа, перебросив из форточки в форточку тонкую веревку, на концах которой были закреплены коробочки, и это было ужас как интересно — гораздо интереснее урока, когда нудная физичка скучным голосом объясняла распространение звуковых волн.

А мама знала секрет, из-за которого летают самолеты, и я про изменяемую геометрию крыла знала еще задолго до уроков геометрии!

И еще много-много всего интересного, необычайного и фантастического!

А в школе мне ставили двойки и тройки, и говорили маме что я хоть и умная, но неусидчивая и ленивая, и из меня ничего, кроме банальной обезьяны, не получится. За это мама драла меня по той самой попе, и теперь я понимаю, почему я была неусидчивая: на битой попе фиг посидишь!

— Эврика! — заорала девочка-обезьяна, выпучив глаза от внезапности и важности своего открытия, — это я сейчас нечаянно закон успешного обучения вывела!!!

И она схватила первую попавшуюся бумагу и торопливо записала только что родившуюся в ее премудрой голове мысль:

Родители! Если вы хотите, чтобы школьник был усидчивый и прилежный, оберегайте и старайтесь как можно меньше травмировать зону его усидчивости!

Facebook Comments